Итари. Пара для дракона. Прода №4 за 2.04.15




Перебрав руками безделушки непонятного назначения, перешла в шикарную ванную, которая поражала своей современностью. В смысле, там не было тазиков и ковшиков – позолоченные краны, очень красивая раковина и зеркало в половину стены. Небольшой бассейн с удобными сидениями.
Ощущать себя богатой было непривычно, но очень радостно. С нежностью провела рукой по мраморному великолепию, пытаясь вспомнить, как включить воду.
В голову лезли воспоминания о кристаллах-накопителях. Девушка могла, но явно не хотела пользоваться собственными силами. Странно.

Шейн вошел, предварительно постучав в массивные двери:
– Как спалось? – он просто лучился энтузиазмом.
– Хорошо. Спасибо, – что-то такое вспомнив, сделала книксен, чуть склонив голову.
– О, какие манеры, – парень шутливо мне отсалютовал. – Идем завтракать?
На мне было самое скромное платье из всех, что я сумела найти. Одеваться пришлось самой, так как никто из прислуги ко мне так и не зашел.
Немного помявшись, решилась выяснить все сразу:
– Почему Алисандра не пользовалась собственной магией?
Шейн вздрогнул и нахмурился. Подойдя к окну, он какое-то время рассматривал вид:
– Во-первых, это хлопотно. Начав использовать магию, придется всю жизнь с ней работать и развиваться. Иначе возможна потеря контроля, что грозит смертью носителя.
Он обернулся ко мне, сложив руки на груди:
– Во-вторых, это трудно физически и требует специальной подготовки. Желательно, изучение боевых искусств, чтобы держать себя в тонусе. Физически слабый маг просто выжжет себя, пытаясь создать что-то сложнее мелкого огонька.
В-третьих, использование магии обязательно повлечет за собой пробуждение силы дракона.
Все это было для нее нежелательным.
– Силы дракона? – я уже знала, что мы с Шейном чистокровные драконы, но смысл этого факта мне был непонятен. – Я тоже смогу превращаться?
– Тут все не так просто. Сейчас женщин моложе трехсот лет, которые бы могли полностью обращаться, нет. Считается очень сильной та леди, которая хотя бы один ноготь может превратить в коготь на своем теле. Способность к превращению у женского пола такая редкость в наше время, что считается практически утраченной способностью.
Немного подумав, он продолжил, вглядываясь в мое лицо:
– Начав использовать магию и пробудив силу, женщина будит также свою драконицу. Это как отдельный интеллект, живущий внутри тебя. Неотъемлемая, но в то же время индивидуальная.
Он тяжело вздохнул, взъерошив волосы:
– Если женщина не может обратиться до второй ипостаси, драконица оказывается взаперти человеческого тела и постепенно чахнет, умирая в страшных муках. Иногда леди даже сходят с ума. Так что это рискованно.
– Как все сложно, – потерла виски, пытаясь уловить мысль. – Ты сказал: «Вторая ипостась», сколько их всего?
– Первая – человеческое тело; вторая – человеческое тело, покрытое примерно наполовину чешуей, с крыльями и хвостом; третья – полноценный дракон.
Задумавшись, я неловко смяла ткань платья, оставив на нем складки. Какая неудобная одежда. Нужно обзавестись штанами.
– Подумай, нужно ли тебе это, – вывел меня из раздумий голос Шейна.
– Посмотрим. Зачем гадать наперед? – взяла брата под руку, направляя в сторону коридора. После завтрака засяду за кристаллы. Нужно выяснить больше про драконов и магию прежде, чем принимать решение.

Стол был уже накрыт. Две молоденькие девушки строили Шейну глазки, стоя у дверей на случай, если что-то понадобится. Меня же они игнорировали напрочь. Как разобраться с этой ситуацией?
Я бросала на прислугу задумчивые взгляды, не зная, как себя вести в будущем. Нужно что-то решать, это однозначно. Но как?
Брат накрыл мою руку своей, видимо, заметив мои терзания:
– Кто помогал тебе сегодня собраться утром? Выглядишь очень хорошо.
– Никто, – тихо ответила.
Брови Шейна подскочили вверх, зрачки вытянулись в узкие щели, выдавая бешенство:
– Кириа, разве помощь хозяйке этого дома не является вашей основной обязанностью? – рыкнул он на девушку, которая как раз вошла, неся на подносе чайник.
– Да, – она поклонилась, но раскаяния в голосе не было. – Прошу прощения, я была занята.
– Чем? – не заметив, парень очень сильно сдавил мою руку, заставив зашипеть от боли.
Его тон был ровным и холодным, как и глаза. Истинный аристократ.
– Управляющий приказал мне навести порядок с цветами.
– И поэтому вы решили проигнорировать свою прямую обязанность? – своим тоном он давал ей последний шанс одуматься и оправдаться, но девушка не воспользовалась им.
– Леди прекрасно справилась сама, – в ответе было полно сарказма.
– Двадцать плетей на стайне, а затем выбросить за ворота, – казалось, в пустоту сказал брат, но тут же в зал вошли два стража и потащили сопротивляющуюся девушку прочь.
Управляющий поместьем, гном Бурдч, закрыл за ними дверь и низко поклонился хозяину. Шейн бросил на него стальной взгляд:
– Есть ли нужда мне говорить что-либо еще по этому поводу? Возможно, что-то осталось непонятным?
– Нет, мой лорд, – он снова поклонился.
Две девушки очень побледнели, сливаясь цветом лица со стенами. Они украдкой бросали именно на меня перепуганные взгляды. Что ж, лучше пусть боятся, чем презирают. Но почему меня?
Я думала об этом пока мы заканчивали завтракать, полностью уйдя в свои мысли. Брат проводил меня к библиотеке, предупредив, что весь день будет на работе и вернется только ночью.
Я кивнула и обняла его, прощаясь.
– Послушай, а почему наказывал и был непоколебим к слезам ты, а испуганно все смотрели на меня? – задала волнующий вопрос, всматриваясь в ставшее родным лицо.
Он нежно мне улыбнулся, как бы удивляясь наивности:
– Я был таким всегда. А вот для Алисандры такое поведение очень нетипично.
– Какое? – нахмурилась, пытаясь вспомнить, как вела себя обычно девушка.
– Она бы с утра пораньше закатила истерику, топая ногами и разбивая все на своем пути. Прибежала бы ко мне с требованиями наказать нерадивого слугу, но затем сама бы и защищала того до последнего.
Он хмыкнул, нахмурившись:
– Это было впервые, что я наказал кого-то из прислуги усадьбы плетью, да еще выгнал, а ты не стала насмерть на защиту. Вот что испугало их.
Отпустив брата на работу, я какое-то время растерянно рассматривала пространство вокруг себя, пытаясь найти объяснение такому поведению Алисандры. Её злость и обида на пренебрежение собственных слуг понятна, но защищать, прощать, попускать… Зачем?
Она хотела, чтобы её любили – поняла. Таким глупым образом, она пыталась заслужить признательность, только усугубляя ситуацию.
Вздохнула. Девушку откровенно жалко – не выжить ей на Земле.

Лорд Итари
Отодвинул от себя бумаги, устало растирая переносицу. Все надоело. Скучная и предсказуемая жизнь. Постоянная борьба с врагами во благо Империи или Уровней. Однотонная работа с бумагами. От мысли, что нужно идти в пустую берлогу, настроение, которое до этого было отвратительным, стало еще хуже.
Сплел заклинание, приглашая одну из подруг «в гости». Дракон брезгливо передернулся, прячась в глубины подсознания. Он женщин, не являющимися хоть немножко драконами, вообще не признавал самками и считал меня… извращенцем. Где я ему драконицу найду? Даже тех в ком есть хоть капля древней крови на пересчет, и на роль любовницы они не согласятся.
Рыкнул от досады. Еще одна причина по которой я так редко появляюсь в Араазе. Не хватало только завидовать собственному отцу, капая слюной на его жену. Так, все – закрыли тему. Встряхнул головой, прогоняя ненужные мысли. Столько уже времени прошло. Хватит.
Выйдя из помещения, перенесся в свою холостяцкую берлогу, где уже хозяйничала приглашенная женщина. Закрыв глаза, попытался сдержать раздражение: ненавижу когда без спросу трогают мои вещи. Всего лишь перестелила постель и собрала разбросанные вещи, а ощущение такое, как будто она иномирный захватчик.
– Света во Тьме, – промурлыкала, прижимаясь ко мне. Замерла, опасаясь реакции.
Я чувствовал её тревогу и нежелание быть здесь. Зачем пришла? Зачем улыбается и ластится, если не нравлюсь?
Деньги. Власть. Противно. Максимально приглушив силу, чтобы не ощущать её эмоций, схватил за затылок и поцеловал.
Дракон решил не упрощать мне задачу, недовольно заворочавшись внутри. Как же все это надоело. Женщина изобразила страсть, обхватив меня руками, и потерлась бедрами.
На периферии сознания маячило её нежелание, страх и немного брезгливости. Как я завидую тем мужчинам, которые не умеют чувствовать эмоций.
Отстранив женщину, пошел в ванную. В такие моменты я ненавижу свою жизнь.
Мой дар и мое проклятие: эмпатия. Я питаюсь эмоциями, не воруя их, лишь улавливая то, что выбрасывает чужое тело, прочувствовав. Но ощущаю себя мусоросборником. 
Сколько их было в моей жизни высоких, низеньких, блондинок и брюнеток, богатых, бедных, умных и не очень. И всегда одно и то же – наигранность скрывающая безразличие.
Женщина попыталась присоединиться ко мне в душе, прижавшись обнаженным телом. Фальшивая лесть резала уши. Зрелая, вероятно старше меня, Ксантия умела соблазнять. Она знала, что и как нужно сделать, чтобы расслабить мужчину. В тот момент я радовался, что не могу слышать мыслей. Её эмоций хватало с головой.
Отрешившись от всего и затолкав поглубже дракона, отдался инстинктам. Легче. Спокойнее.
Как только все закончилось, Ксантия выскочила из душа, фальшиво улыбнувшись и что-то промурчав про ужин. Её желание убраться от меня подальше, пробивало все возведенные щиты.
Как же хочется искренности. Пусть это будет ненависть, злость, что угодно, но искренне. В лицо. Пусть с воплями и битьем посуды, но без фальши.
Боги, как же я устал.  




Комментариев нет:

Отправить комментарий